ГЛАВНАЯ  |  О ПРОЕКТЕ  |  ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ  |  ОРГАНИЗАЦИИ  |  ЛИЦА  |  БИБЛИОТЕКА  |  ПОИСК  |  ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Анатомия армянского вопроса

АРМЯНСКОГО АНАТОМИЯ ВОПРОСА
(Выдержки из книги «АРМЯНСКИЙ ВОПРОС в 1914-1923 гг.»)


Эта статья посвящена изложению общей структуры армянского вопроса. Армянские авторы расценивают и интерпретируют действия своих соотечественников в Османской Империи с 1877 по 1917 гг. как признаки пробуждающегося армянского национализма. Согласно ним, XIX столетие было периодом сильных националистических движений, когда национальные государства достигли единства в Европе; и 20-ое столетие - период, когда народы в многонациональных империях боролись за самоопределение, и некоторые из них были успешны. С этой точки зрения, армянское движение должно быть расценено как 'борьба за национальную независимость', все еще продолжающуюся по сей день. Я начинаю эту главу, рассматривая действия армян в рамках понятий 'нации' и 'национализма'. Другими словами, я предлагаю всеобщему вниманию анализ этого движения. Я считаю, что армянский вопрос будет лучше всего понят, оценен и поставлен в большую мировую перспективу по мере того, как его будут рассматривать в рамках философских организационных измерений использованных методов борьбы, и определят место данной проблемы в международной системе.

I. Армяне в Османской империи в Свете Теорий Нации и Национализма…

Османская Империя и Западные источники единогласно указывают на тот факт, что армяне никогда не составляли большинства ни в Киликии, ни в шести областях Сиваса, Эрзурума, Харпута, Битлиса, Диярбакыра и Вана, который армяне считают своей изначальной родиной. Статистические данные, приходящиеся на период между 1912 и 1922 гг. указывают, что процент от армянского населения никогда не превышал 30% в Битлисе и 26% в Ване, двух областях, где армяне были сконцентрированы наиболее компактно. Имеющиеся данные указывают, что было на каждого армянина в этих шести областях приходилось 45 мусульман. Другой особенностью армянского населения в Османской Империи было то, что армяне были распространены по всей Империи. Согласно исследованию Маккарти, в Анкаре проживало больше армян чем в Харпуте. При всем этом невозможно говорить об Армении в Анатолии с точки зрения "принципа самоопределения".Как правило, ученый неизбежно чувствует потребность разузнать, действительно имели место враждебные тенденции против армян в Османской Империи, на стадии развития у них национального самосознания, подобно появлению антисемитских настроений в период расцвета сионизма в Европе. Если начинать исследование с самого раннего первого контакта, происшедшего между анатолийскими турками и армянами, становится ясно, что нет никаких оснований для претензий, что Сельджукские племена якобы захватили территорию независимого армянского государства. Исторические исследования показывают, что султан Арпарслан завоевал страну Ани в 1064. Однако, эта область уже была под властью Византии за девятнадцать лет до того, как Сельджуки вступили в Анатолию. Более того, после того, как армяне попали под власть турок, их благосостояние было несравнимо по отношению с условиями, в которых они находились в составе Византии, Халифата или царской России. Армяне, которые жили в состоянии страха будучи византийскими гражданами, расценили Сельджуков как спасителей и радовались стать их вассалами.

На различных этапах существования Великой Сельджукской Империи и Сельджукского государства в Анатолии, армяне подобно другим мусульманским и немусульманским вассалам Сельджуков жили в условиях большой свободы и терпимости. Такие же условия были предоставлены всем гражданам Османской Империи. Первый правитель Империи Осман-Бей дал добро на то, чтобы армяне проживали как отдельное сообщество, чтобы защитить их от давлений Византийской Империи; и первый армянский религиозный центр был установлен в Кутайе. Когда Бурса была завоевана и превращена в столицу, туда перенесли и тот самый религиозный центр. После того как Мехмет-Завоеватель взял Стамбул, религиозный лидер армян Ховаким переехал из Бурсы в Стамбул в 1461, и армянское Патриаршество было установлено в соответствии с декретом правителя. В системе "миллетов" (религиозных//этнических групп), армяне значились как "Grego millet" ("григорианская группа") и предоставлялись администрации их религиозного лидера (католикоса). Армяне, жившие в деревнях в Восточной Анатолии занимались сельским хозяйством, городские армяне были заняты торговлей, ростовщичеством и ювелирным делом, и как подрядчики в работе строительства.

По словам Карала, армянское сообщество успешно пользовалось всеми правами и привилегиями, им предоставленными, быстро богатели, и даже восприняло культуру Османской Империи, образ жизни и управление, и имело все причины называться "лояльной религиозной группой" полностью завоевав доверие турок. Благодаря своей лояльности руководству, армяне в соответствии с законами Османской Империи добивались высокого социального положения в дополнение к успехам в делах торговли. В особенности после греческой революции, высокие посты при дворе и в дипломатической службе, ранее дававшиеся грекам, стали поручать армянам, они с таким же успехом могли стать губернаторами, инспекторами, послами и даже министрами.

Хотя Карал, возможно, несколько преувеличивал, все же он утверждает, что армяне уже имевшие экономическую власть и социальный престиж, настолько проникли и в бюрократический аппарат примерно после 30-40-х гг. XIX в., что стали принимать участие в осуществлении реформ и других событиях в стране; и не только в качестве требующей или влиятельной стороны, а как умеющие выносить решения, осуществлять их и направлять их развитие. К.Гюрун, сравнивая положение армян в Османской Империи с ситуацией, в которой пребывают их потомки, общинами живущие в различных странах мира, утверждает, что последние никогда не достигали тех прав и свобод, какие имели их предки. Он пишет: "Очевидно, что дарование привилегий в Османской империи был не чем иным как безземельной автономией". Этот же автор подчеркивает, что практика предоставления автономии безземельной нации, до сих пор не встречалась в международном праве, но "...эти возможности официально давались армянскому обществу, когда ни одно государство не заботилось о них, и не было такого предмета как "армянский вопрос".

Иными словами, до последней четверти XIX столетия не было никакого 'армянского вопроса' для Османов с одной стороны, и в то же время армянские субъекты не имели никаких проблем со своим турецким руководством. Важным источником, указывающим на то, что подобное мнение разделяла вся армянская община, является документ, написанный Михраном Боячияном, дипломированным специалистом Школы для Государственных служащих (Mektab-i Mulkiye), который являлся главой района на острове Кастеллорисо Эгейского Архипелага. В его работе "Священный Контракт, предоставленный Великим Пророком Христианам, имеющим право на Привилегии и Защиту" Боячиян обращает внимание, что все права и свободы, предоставленные Исламом немусульманским группам были признаны за всеми субъектами Османской Империи, начиная с армян. Утверждая, что это государство было эталоном правосудия, автор пишет:

"Страна без правосудия похожа на корабль без штурвала; ее будут швырять ветры и волны, исходящие от любого руководства, и вконец оно будет разбито в щепки о скалы. Следовательно, правосудие суть душа государства. Если надлежащее правосудие существует в стране, Бог несомненно предоставит той стране благословение, пользу и любовь, так, чтобы оно прогрессировало и получило известность и власть.... Поскольку правосудие и общая безопасность существовали в землях Османской Империи в те времена, когда тирания и притеснение правили в соседних государствах, христианские народы тех государств находили в Османской Империи прибежище от притеснения и жестокости европейских правителей, и Государство Османов вскоре расширилось в связи с завоеваниями в Азии, Африке и Европе благодаря стараниям без какой-либо дискриминации канонического закона, который является живущим примером правосудия".
(.....)

 

III. Организация армянского сепаратистского движения

Революционные Комитеты и их методы борьбы

С всплеском националистических чувств среди армянского сообщества в Османской Империи, первая стадия стараний создать независимую Армению была достигнута. Теперь представлялось необходимым как можно скорее определить цели. С целью создать независимую Армению были сформированы несколько обществ; сначала в Турции, затем вне ее. Вначале эти общества скрывали свои цели под прикрытием названия "благотворительных обществ". C точки зрения нашего исследования, "Гнчак" и "Союз армянских революционных обществ" ("Дашнакцутюн") были наиболее влиятельными среди этих обществ. Революционная партия "Гнчак" была основана на Марксистских принципах в Швейцарии в 1887 г. Авадисом Назарбекяном, закавказским армянином, его подруга Маро (на которой он в дальнейшем женился), и их друзьями со стодунческих лет. Среди лидеров и членов этой организации было множество российских армян. Штаб этой революционной партии был впоследствии перемещен в Лондон. Революционная партия "Гнчак" объявляла что ее цель заключается освобождении "турецкой Армении"; из IV части ее политической программы можно сделать вывод о методах, которые использовались для этой цели:

Единственным способом достигать нашей непосредственной цели состоит разворачивании революционной компании, т.е., использовании силы для совершения государственного переворота в турецкой Армении, вынуждая людей начать войну против турецкого правительства посредством революционной деятельности.
Средства этих действий:

1. Пропаганда: используя прессу, литературные или устные средства, распространять революционные идеи относительно "Гнчака" в армянской общине, в особенности среди рабочих, устанавливая революционные настроения, и организуя революционные полки.

2. Терроризм: используя террор в качестве карательных акций против турецкого правительства, секретных агентов, информаторов, и предателей. Террор должен быть средством и оружием для защиты революционную организацию.

3. Отряды быстрого реагировать: боевые единицы, находящиеся в состоянии боевой готовности для борьбы против ... правительственных сил. Эти полки могут служить полками авангарда в течение общих революций.

4. Общереволюционные организации: включает несколько объединенных групп, для формирования единства и гармоничного целого, каждая из которых использует одну и ту же тактику; все группы управляются центральным комитетом.

5. Формирование революционных полков.

6. Объявление каким-либо государством войны против Турции следует рассматривать как наиболее подходящее время для общей революции, каковой является непосредственная цель.

Революционная партия "Дашнакцутюн" возникла в 1890 в Тифлисе (ныне Тбилиси, Грузия) усилиями Кристофера Микаеляна и его сообщников с целью объединить банды, сформированные армянскими националистами используя опыт организации революционных движений на Балканах. В то время как партия "Гнчак" поддерживала идею создания Армении под эгидой России, дашнаки (по крайней мере на первых этапах своей деятельности) - желали основать независимую Армению. Прароссийски настроенные армяне не хотели этого; независимость "Турецкой Армении" привела бы к потере транзита к Средиземноморью и России. Дашнаки открыли свои филиалы в Трабзоне, Стамбуле и Ване, получив, таким образом, доступ ко всей Турции. Согласно организационному уставу "Дашнакцутюн", подписанный на первом собрании партии в Тифлисе осенью 1892 года, области входящие в спектр действия организации были поручены двум отделам (бюро), ответственным за восток и запад. Западное Бюро сконцентрировало усилия в особенности на пропаганде и начало влиять как на общественное мнение, так и на высокопоставленных чиновников Европы, организовав свою деятельность сначала в Париже, затем в Лондоне, Брюсселе, Берлине, Лейпциге, Женеве, Риме и Милане. Восточное Бюро отвечало за планирование и осуществление террористических и революционных действий в Османской Империи. Таким образом, несмотря на различие в цели, дашнаки, как и их сородичи в партии "Гнчак", также приняли террор как основной метод действия.

Не случайно, что эти революционные комитеты избрали террор методом борьбы против Османов. Это было почти конъюнктурная потребность националистического движения, лишенного объективных элементов, чтобы применять самые радикальные средства для достижения каких-либо целей. Как мы выяснили выше, элементы, составляющие армянский национализм, не имели под собой никакой основы. Главное - что область, которую они стремились "освобождать", не была страной подобно Болгарии или Греции, где проживало какая-либо одна группа. В областях, называемых "Арменией", армянское население представляло собой маленькие островки среди мусульманского большинства, составлявшего 87% общего населения Восточной Анатолии. Даже если бы все армянское население Земного Шара собрали в Восточной Анатолии, они бы не смогли составить там большинство.

Подозревавшие об этом армянские революционные комитеты взяли за основу тот факт, что террор был им необходим для того чтобы преуспеть в двух аспектах. Во-первых, действия индивидуального террора и массовой резни - самый эффективный способ заставить мусульманское население так называемой "Турецкой Армении" бежать. На примере в Румелии армяне знали, что мусульмане будут вынуждены покинуть их дома, если османы будут не в состоянии защитить их жизни, а те, кто откажется мигрировать, будут подвергнуты резне со стороны армянских "революционеров" так что область в конечном счете всецело достанется армянам. Во-вторых, армянским революционерам было прекрасно известно, что сами они не смогут преуспеть в осуществлении этого плана; было бы невозможно внести существенные изменения в международную политическую систему без постороннего вмешательства и одобрения внешних сил. в армянских революционных комитетах верили, что силы, которые двигавшие мировой политикой, могут проявить заинтересованность к вопросу только при наличии факта "терроризма".

Таким образом, если подогревать страсти среди населения Восточной Анатолии посредством восстания, а мусульман посредством нападений на их деревни спровоцировать нападать на армян, то в конце концов в этой области вспыхнет гражданская война. Те или иные меры, предпринятые Османами в попытке остановить кровопролитие между христианским и мусульманским элементами, на Западе будут преподнесены бюро пропаганды революционных комитетов как резня, и у европейских держав будет повод вмешаться с целью положить конец резне. Эти государства окажут давление на Правительство Османской Империи с тем чтобы были введены некоторые директивы в пользу армян, что не допустит повтор подобных событий в дальнейшем. Каждый пункт в этих реформах приближал бы армян к их заветной цели. Иными словами, вмешательство со стороны Запада являлось важнейшим фактором в политике "арменизации" Восточной Анатолии, а "террор" (в данном случае якобы проводимый властями) рассматривался как единственный вариант, который спровоцировал бы вмешательство.

Первое из восстаний давших начало второй стадии "армянского вопроса" в Османской Империи вспыхнуло в Эрзуруме в 1890. Оно сопровождалось демонстрацией в Стамбуле того же года, событиями в Кайсери, Йозгате, Коруме, Кумкапы 1892 и 1893 гг., Сусанинском восстании 1894 года, демонстрация в Высшей Османской Порте и Зейтунское восстание в 1895 году, восстание в Ване и набег на Османский Банк в 1896 г., второе восстание в Сасуне в 1903 г., попытка убить Султана Абдулхамида в 1905 г., и восстание в Адане 1909 года. Обратим внимание на некоторые детали этих восстаний. Первое, что я хотел бы подчеркнуть - количество армян и мусульман, погибших в ходе этих событий. Вычисляя грубо на основе демографических различий в 1890-х годах, когда события начались и 1915 года, когда армяне были переселены из-за войны, можно отметить, что относительно небольшое количество армян (по сравнению с общими демографическими показателями армянского населения) погибло в этот период. Сюда же включены также армяне, погибшие от рук армянских же бандитов, вершивших "революцию".

Хотя невозможно указать какие-либо определенные цифры, число погибших в этот период мусульман должно также быть принято во внимание. В армянских источниках зарегистрировано, что в одном только Зейтуне армянами было вырезано 20000 Турков. Даже если эти цифры, как полагают некоторые, преувеличены, становится ясно, что смертность среди мусульман ничуть не меньше, чем с армянской стороны. Второй пункт, на который я хотел бы обратить внимание, армянское патриаршество предоставляло убежище армянским революционерам во время восстаний. Особенно отмечалось, что было очень трудно отличить молодых армянских священников от революционеров.

Третье, необходимо указать на роль британского и российского консульств. Когда силы Османской Империи арестовывали некоторых революционеров, консулы обращались к Высшей Османской Порте и утверждали, что эти армяне были якобы их гражданами их государств, и что они обладали законным правом подвергаться судебному слушанию в консульствах и отбывать наказание (в случае признания виновными) на территории консульств. Отчеты показывают, что эти судебные слушания, если и проводились, то ни в коем случае не послужили правосудию, а революционеров вывозили за пределы страны под защитой консулов, и впоследствии возвращались обратно в Османскую Империю, чтобы продолжать своб вредоносную деятельность по получении новых документов.
(...)

VIII. Действия армянских Организаций В течение Первой Мировой войны

Когда разразилась первая мировая война, армянские революционные комитеты и патриаршество сошлись для определения политики, которую они собирались проводить, в том случае, если Османцы вступят в войну. Встреча была проведена в центральной армянской школе в Галате (что в Стамбуле), и некоторые должностные лица патриаршества на ней председательствовали. Объединенный национальный армянский конгресс, составленный из представителей дашнаков, гнчакистов и представителей других революционных комитетов предлагали такой вариант, чтобы "армяне остались верными Руководству Османской Империи, осуществляли военную службу, и не позволяли внешними силами оказывать на них влияние".

Однако на восьмом дашнакском конгрессе, состоявшемся в Эрзеруме и на котором присутствовали представители армянского происходжения восточных областей Османской Империи и различных стран в мире, было принято решение "оставаться в оппозиции Комитету Союза и Прогресса и вести жестокую борьбу с ним". Согласно сведениям Османских источников, сельским организациям давались следующие инструкции: "Если российская армия пересечет границу и если силы Османской Империи начнут отступать, восстания должны быть начаты повсеместно, чтобы армия Османов осталась между двумя огнями, ее здания и институты власти будут сжигаться дотла, правительственные силы будут заняты на всех фронтах; солдаты и чиновники Османской армии армянского происхождения присоединятся к русским со своими боеприпасами и оружием либо дезертируют из турецких войск чтобы формировать революционные банды". Таким образом становится ясно, что решение о лояльности, принятое в Стамбуле было искренне, а только предназначалось для того, чтобы заверить правительство и не пробуждать его подозрения.

Эти планы начали осуществляться еще в России. Как и было объявлено, армянские банды начали действовать чтобы увеличить военное присутствие царских сил: армянские добровольцы со всех областей страны стекались на Кавказ, чтобы присоединиться к российской армии, принимаясь за формирование "полки мести". Армянское национальное Бюро было установлено в Тифлисе (Тбилиси) под руководством мэра А.Хатисяна для проведения координации добровольческих отрядов. С другой стороны, российские власти готовили армян, чтобы те присоединялись в случае осуществления каких-либо действий против Османов. Российский генерал-губернатор Кавказа Воронцов-Дашков обеспечил обеспечивал военную подготовку армянских банд. Эчмиадзинский католикос посетил царя в Тифлисе, которому сказал следующее: "единственный способ освобождения армян Османской Империи состоит в том, чтобы вывести их из-под власти турок и создать независимую Армению при сильной защите России".

Царь ответил ему такими словами: "Почтенный владыко, пожалуйста, передайте своим людям, что очень яркое будущее ожидает армян".

Фактически, русские уже начали собирать добровольцев из числа армян в Иране и на Кавказе и постепенно вооружали их. Первая партия, состоящая из одной тысячи вооруженных добровольцев была помещена под командованием опытного революционера Антраника (Андраник), который командовал армянским полком в болгарской армии во время балканской войны. В то время как отряд Антраника присоединился к российским силам в Северном Иране, другие три добровольческих полка начали подбраться к границе Османской Империи. Генерал Дро, которому помогал Армен Гаро, бывший член Парламента Османской Империи, командовал вторым полком и намеревался нападать на город Игдыр. Эту армию планировали использовать позже как основную силу, которая вторгнется в Ван. Третий и четвертый полки, под командой Амазаспа и Кери соответственно, шли на запад, готовясь вторгнуться в Карс. Османов это не могло не беспокоить. Они получали сведения, что "… армяне хотят послать вооруженные отряды армян внутрь страны с целю расширить организацию банд в Османских землях". Кроме того, от Губернатора Эрзурума пришло письмо, "армяне на нашей стороне предвосхищают появление русских".

В официальных публикациях Османской Империи зафиксировано, что даже прежде чем Османы вступили в войну, британские, французские и даже итальянские консулы, в дополнение к русским помогали армянским революционным комитетам связываться с внешним миром и помогали им с деньгами, оружием, и т.д.: "Главы и члены иностранных миссий обслуживали их как специально подосланные шпионы по поводу нашей политической и военной ситуации".

Далее в сообщении говорится:
"В то время как армяне за рубежем получали деньи союзников при помощи консулов этих стран и мчались к Кавказским и Иранским границам организовав "полки мести", и в то время как солдаты армянского происхождения в Османской армии покидали свои отряды чтобы присоединиться к вражеским войскам, армяне, проживающие в Османской Империи начали вооружаться и организовывать востания в каждой области, чтобы ускорить победу союзников и свергнуть правительство Империи, которое, как они надеялись, могло еще протянуть всего лишь несколько дней".

Фактически, восстания вспыхивали одно за другим. Первое произошло в Зейтуне, и сопровождалось такими же беспорядками в Кайсери, Битлисе, Эрзуруме, Мамурет-уль-азизе, Диярбакыре, Сивасе, Трабзоне, Анкаре, Ване, Измире, Адапазарах, Худавердигаре, Адане, Алеппо, Измире и Джаныке. Местные восстания продолжали вспыхивать (в Урфе, Карахисаре, Фындычыке и Йозгате) даже после того, как Османское руководство приняло меры которые мы обсудим далее.

Очевидно, что эти восстания причиняли большой ущерб местному мусульманскому населению и поставили Правительство в очень трудную ситуацию. Например, из-за сотрудничества в Ване в мае 1915 года между армянскими революционерами, регулярной российской армией и армянскими добровольцами, турецкая армия была вынуждена покинуть Ван полностью. Русские использовали в своих интересах восстания в Восточной Анатолии и начали продвигаться к Эрзуруму в 1915 г. Однако, Россия планировала аннексировать эти земли и присоединить их непосредственно к своей территории, а не дарить их армянам. Реальные намерения России стали ясны после того, как Великий Князь Николай Романов стал Губернатором Кавказа. В начале 1916 г., три тысячи армянских добровольцев были освобождены от их обязательств, полк Антраника был расформирован и остающиеся армянские солдаты были предоставлены российской Кавказской Армии. Когда князь принимал свой новый пост, его он в первую очередь должен был наложить жесткую цензуру на армянские СМИ на Кавказе и твердо держать её под своим контролем. Что касается политики России относительно армян, князь не имел никакого намерения предоставлять им автономию, и его намерение было поддержано Петроградом.

Российские власти, знавшие, что армянский элемент не составляли даже четверти населения Кавказа, полагали, что предоставление им автономии будет нарушением прав этнического большинства. Они также возразили против предоставления армянам каких-либо привилегий в недавно аннексированных у турок землях. Русские признавали, что привилегии, которые предоставили армянам, когда эти земли были во власти Османов, не решали проблемы, но и допускать какой-либо передел они тоже не собирались. Сверх того, не было никакого "армянского вопроса" согласно князю! Следовательно, не могло быть никакого "вопроса армянского протектората" под эгидой России. Согласно Урасу, русские намеревались сделать из Восточной Анатолии "Арменией без армян"; они собирались, как всегда, заселить эту область русскими и создать там второй Казахстан! Лидер дашнаков Ованес Качазнуни подтверждал это: "Русские не намеревались освобождать турецких армян, и они никогда не преследовали такой цели... Мы обслуживали их охотно, мы были введены в заблуждение; фактически, мы служили их цели".

Армяне обратились к Англии (помимо России) в начале войны. 12 ноября 1914, Погос Нубар Паша предложил сотрудничество британским властям в Каире со следующими словами: "Армяне в Киликии готовы завербоваться в качестве добровольцев, чтобы поддержать высадку англичан в Искендеруне, Мерсине или Адане. Армяне в гористых областях могут также обеспечить ценную поддержку: они будут устраивать мятежи против турков, если их снабдят оружием и боеприпасами". Кроме того, российский Посол в Лондоне представил Англии запрос российского Министра иностранных дел, где говорилось, что "Англия и Франция должны сотрудничать, посылая в Искендерун оружие и боеприпасы, которые армяне будут в дальнейшем использовать против Турков".

В своем ответе англичане заявили: "Если российское правительство уверено, что армянские революционеры могут действительно быть полезны для общего дела союзников, это может также поставлять это оружие через Черное море". Подобные последующие предложения были также отклонены. Имелось два фактора, которые стали причиной отрицательного отношения Англии. Во-первых, соглашение, которое они заключили, Лондон отдал область Cukurova и ее предместья Франции; англичане опасались предпринимать какие-либо открытые действия в этой области, чтобы не вызвать подозрения союзников. Во вторых, Англия открыла фронт со стороны Дарданелл против Османов и стратегия вызвать раскол Империи посредством начала военных действий в Искендеруне на тот момент еще не заслуживала доверия Военного Министерства.

Вопреки официальным утверждениям, Англия не воздерживалась от секретной помощи некоторым армянам. Уже в 1905 г. она одобрила учреждение армянского Общего Благотворительного Союза в Египте под лидерством Погоса Нубара Паши. Это общество провело встречу летом 1914 года, когда было принято решение послать шесть дашнакских революционеров, которые были среди ее членов, в Адану, чтобы те совершили все приготовления к революции. Эти революционеры проводили встречи с посетителями церкви в Адане и обещали, что скоро для них пришлют оружие из Греции, которая находилась под протекцией британцев. Кипр, который был также под британской защитой, был еще одним важным местом, где находили убежище армянские революционеры.

Британцы открыли армянскую школу и на Кипре, намереваясь чтобы посылать оттуда обученных студентов Анатолии, где они будут способствовать насаждению среди населения революционных идей. Кроме того, согласно данным Османских архивов, Зейтунское восстание и затем беспорядки, вспыхнувшие в Мараше, Урфе, и Адане были спровоцированы при поддержке британцев и под их протекцией. Адмиралы поблизости находящегося британского флота регулярно поддерживали связь с армянами в областях Адана, Дортйол, Йумурталык и Искендерун. Британцы пообещали революционерам начинать высадку, как только революция будет начата. Фактически, отделение в составе 60 английских солдат прибыло в Адану 23 января 1915, но вынуждено было возвратиться обратно на судно, потому что это столкнулось с вооруженным сопротивлением. Даже после того, как Четвертая Армия вынудила армян этой области эмигрировать в направлении Алеппо и Дамаска, британцы наладили с ними контакт и использовала Лоренса Аравийского чтобы снова заставить их поднять бунт.

Как был упомянуто, французы рассматривали Адану и Искендерун как область их собственного влияния и испытывали подозрения при любом намеке на активность вооруженных сил Британии в отношении этой области, даже если косвенно, через армян. Фактически, французы самостоятельно хотели управлять армянскими бандами. Когда армяне области Cukurova столкнулись с Османами и были разгромлены, оставшаяся их часть отошла к Cebel-i Musa ("Моисеева Гора"), что вблизи сирийского побережья. Французские военно-морские силы транспортировали их оттуда в Порт-Саид.

Были сделаны заявления Англии, Италии, России и Алжиру, чтобы те приняли около пяти тысяч армян и после обучения организовали их в регулярные военные единицы прежде, чем их будут использовать в составе армии союзников. После этого, между Жоржем Пико и Генералом Клейтоном было обговорено, каким образом будут использованы армяне. Учреждение армянского легиона во французских вооруженных силах было принято обоими правительствами, и Кипр, как полагали, был штабом этого легиона. Прежде чем эти переговоры были завершены, командующий британскими вооруженными силами в Египте уже послал в Салоники группу армян, бездельничавших в лагерях в течение года, чтобы не тратить впустую финансы, отпускаемые на их питание и защиту.

Наконец, 15 ноября 1916 года Франция одобряет проект установления Legion D'Orient ("восточного легиона") и приступила к необходимым приготовлениям. После того как служащие этого легиона состоявшего из армянских революционеров, прошли через жесткую военную программу обучения в лагере расположенном в 58 километрах от Фамагусты, их всех выслали к палестинскому фронту вместе с союзническими силами под командованием Генерала Олленби в 1917 году. Этот легион был принимал участие в резне на Кавказе в 1918 г., и вторгся в область Cukurova вместе с французами в 1919 г.

Когда Русские начали кавказский фронт после октыбрьской революции в России, армянский легион приобрел еще большую важность в глазах британцев. С одной стороны, думалось, Османская Империя может расшириться до Средней Азии через Кавказ. С другой стороны, в населенных тюрками областях России начались революционные движения. Эти события могли реализовать идеи Пан-Туранизма. Это могло привести не только к тому, что Османская Империя займет месторождения нефти на Кавказе, но и пробуждение турок могло также послужить толчком к пробуждению других тюркских народов Азии, и Британское Содружество Наций лицом к лицу столкнулось бы со многими восстаниями в колониях. Англия, которая рвалась остановить продвижение турок чтобы не допустить подобное, намеревалась вновь использовать армян этом деле. 24 ноября 1917 года, сэр Марк Сайкс подчеркнул точку зрения своего правительства следующим образом:

"Также, как арабское движение стало ответом на турецкий исламизм (?!!), "армянский вопрос" фактически является мерой, предпринятой британцами против Туранизма. Таким образом, Англия стала основным сподвижником армянского движения, после того как русские свою роль сыграли. Британский военный кабинет с одной стороны обращался к России с требованием послать армянских солдат на Кавказский фронт, а с другой, просил Правительство США чтобы те помогли послать туда же армянских революционеров живущих в Америке. Тем временем, англичане перевооружали армянские полки и использовали их в борьбе против турецкой армии. Интересен тот факт, что Англия избегала давать какие-либо конкретные обещания армянам, хотя постоянно эксплуатировали их. Арсианян пишет, что британцы сблизились с армянами к концу первой мировой войны, стараясь направить ход событий в свою пользу. Согласно этому же автору, обещания, даваемые армянам британцами, точно походили на их обещания, даваемые сирийским, палестинским и месопотамским арабам; эти обещания были сделаны с целью поощрения военных действий со стороны армян, влияния на мнение нейтральных государств в пользу Англии, и возбуждения сепаратистских тенденций среди этнических меньшинств и таким образом разрушить ненавистную им Османскую Империю изнутри.

Детальная оценка армянского вопроса будет представлена в заключении этой работы. Однако было бы нелишне представить в этом пункте несколько предварительных заключений сделанных нами. Из фактов, обсужденных выше, становится предельно ясно, что фактически армянский вопрос не был "борьбой за самоопределение", возникшей из потребности в независимости. В действительности, это было частью "Восточного Вопроса", который будет определен ниже как синтез различных звеньев планов, которые западные державы вынашивали с целью развалить Османскую Империю и подвергнуть ее разложению, используя авантюры с разжиганием вражды между меньшинствами и сепаратистских тенденций. В дальнейшем территорию Османской Империи они собирались поделить между собой. Под сказанным я не подразумеваю того, что армянское движение было полностью лишено внутренней динамики, или, выражаясь в иначе, что армянский национализм (на каких бы безосновательных идеях он ни базировался) поддерживался только некоторыми армянскими кругами. Я хочу подчеркнуть в этом пункте, что международные факторы оказывали на весь процесс несравнимо большее влияние чем националистические доводы об "армянском национальном пробуждении".

Кроме того, стало ясно, что это движение было сформировано, чтобы служить империалистическим интересам западных держав и державами против Османов. Как известно (это факт), гражданские войны вспыхивали именно в те моменты, когда внутренние процессы и подстрекательства извне сходились. Дойч предлагает делать различия между 'реальной революцией' и 'войной по договоренности' следующим образом: "Если ... налицо ясное количественное превосходство внутренних побуждений, вербовки солдат и ресурсов, можно смело говорить о настоящей, реальной внутренней войне или революции. Однако если наличествует появление людской силы, мотиваций, денег и иных ресурсов извне, то мы склонны говорить о 'войне по договоренности' - международном конфликте между двумя противоборствующими иностранными державами … ".

Как было показано выше, в случаях с действиями армянского элемента на территории Османской Империи перевес был на стороне подстрекательской деятельности иностранных государств и иного рода вмешательств извне, нежели внутренних факторов. По этой причине "армянский вопрос" появляется на протяжении истории как основной фактор, используемый иностранными государствами ослабить Османское Государство. С другой стороны, "армянский вопрос" также является показателем целей союзников использовать армян наобещав им золотых гор, с тем, чтобы добиться краха Османской Империи непременно изнутри.

Насколько серьезны были армяне, требуя независимость - тема отдельной работы. Как бы то ни было, в форме, представленной западными державами "армянский вопрос" не сводился к обещанию "свободы" (от чего? - автор); он базировался на цели союзников аннексировать Османские земли. Действия армянских революционеров в Османской Империи следует рассматривать в рамках этой общей структуры. Более того, действия армянских революционеров, по видимому, были нацелены на уничтожение расы (турок) или на усиление односторонней неприязни, однако никак не на "освобождение".

С самого начала усилия армянских революционеров в пределах Османской Империи приняли форму террористических, разрушительных действий, нацеленных на массовое убийство, жестокость и геноцид, иная интерпретация подобных действий невозможна. Армяне принялись за своб вредоносную деятельность еще во времена Абдулхамида II в виде индивидуальных терактов, затем переросли во внезапные нападения и убийства. Элемент грубой силы в этих действиях увеличился, достигая высшей точки в массовых беспорядках и борьбе по всей территории страны в течение первой мировой войны. Кроме того, когда армия османов вынуждена была покинуть Восточную Анатолию после поражения, нанесенного русскими войсками при Сарыкамыше в 1915 году, армянские революционеры получили полную свободу действий в этой области, таким образом, начав выполнять этнические чистки. Хотя русские заняли Восточную Анатолию как враг, однако они были вынуждены следовать правилам войны и удерживать себя от подобных действий. Однако, когда они возвратились обратно в Россию после октябрьской революции 1917 г., эта область досталась армянским бандам и так продолжалось до тех пор пока Османские войска не возвратились в Эрзерум в 1918 г. В течение этого периода, армянские революционеры вырезали местных жителей, что зарегистрировано в исторических документах.

Например, прошу обратить внимание на сообщение, датированное 21 марта 1918 г., представленное Командующим Третьей Армией, когда он вступил в Эрзурум и Эрзинджан: "Области были полностью разрушены и сожжены дотла армянами, даже деревья были вырублены, все здания, были поглощены огнем в прямом смысле слова". Что касается людей, которые жили в Эрзуруме и Эрзинджане: "Всех тех, кто был способен держать в руках оружие, были в самом начале увезены под предлогом "необходимости дорожного строительства" в направлении Сарыкамыша и убиты. Когда российская армия отошла, часть остающихся людей была жестоко убита армянскими бандитами; их бросали в колодцы, запирали в зданиях и сжигали. Многих отвозили в места, используемые для забоя скота и убивали там; им вспарывали животы, выдирали легкие; девушек и женщин вешали за волосы после омерзительных надругательств. Небольшая часть людей, которые смогли избежать этих жестокостей были едва живы и временно страдали от безумия из-за недавних ужасов свидетелями которых им довелось стать, а также вследствии нечеловеческих условий, в которых они жили. Включая женщин и детей, число тех, кого обнаружили живыми пока не превышает тысячи пятисот в Эрзинджане и тридцати тысяч в Эрзуруме.

Все поля в Эрзинджане и Эрзуруме уничтожены, скот угнан, на момент нашего вступления в области ее жители пребывали в неописуемой нищете. В настоящее время, люди живут за счет выданного им продовольствия из запасов оставленных русскими. Иностранные наблюдатели, которые засвидетельствовали события, включая российских офицеров, из числа не покинувших свои посты, представляли Османским командующим детальные сообщения, доказывающие осуществление геноцида. Что является наиболее важным, они отмечали в этих сообщениях, что "резня была не случайной, а была запланирована". В конце войны, немецкий автор д-р Вайсс и его коллеги д-р Штайн из Австрии и г. Ахмет Вефик из Турции посетили Трабзон, Карс, Эрзурум и Батум между 17 апреля и 20 мая 1918 года с целью составить отчет о положении в областях. Их отчеты показывают не только масштаб действий армян, но также их истинную цель и характер.
(...)

Правда об "армянских событиях", имевших место в Османской Империи и в Республике Турции.

Армянские революционные комитеты понимали, что "армянский вопрос" был захоронен в истории с восточной военной кампанией и Лозанскими мирными переговорами. Поэтому они теперь продолжили свою борьбу посредством убийств политического характера. Уже в 1919 году, когда "Второй конгресс западных армян", благословленный и открытый католикосом Георгием Пятым, состоявшийся в Ереване с 6 по 13 февраля, был установлен "народный трибунал", заочно вынесший смертный приговор должностным лицам Талиат Паша, Джемал Паша и Саид Халим Паша, а также д-ру Назиму, Баhатдину Шакиру и Джемал Азми Беку. Были сформированы команды головорезов, которым давались приказы физически устранять этих людей везде, где они будут найдены. 15 июня 1921 г. Разведывательная Служба Турции узнала, что в Швейцарии был основан армянский революционный комитет с отраслями в Париже и Стамбуле, призванный физически уничтожать политических лидеров Турции.

В "черном списке" террористов были указаны люди, приговоренные к смерти армянском конгрессе, а также лидеры Комитета Союза и Прогресса, и некоторые административные и военные должностные лица, включая Мустафа Кемаля Ататюрка. Насколько известно, армянские революционеры дважды пытались организовать покушение на Ататюрка после становления Турецкой Республики. В первый раз в роли палача должен был выступить Манук Манукян, член армянского революционного комитета в Греции, выехавшего в апреле 1925 г. из г. Салоники в Стамбул. Его два сообщника следовали маршрутом через гг. Искендерун и Адана и собирались встретиться с ним в Анкаре. Однако, турецкие органы безопасности вовремя успели схватить Манукяна, и он был казнен 5 мая 1925 года.

Два года спустя, террорист Меркан Алтаниан и полдесятка его сообщников были окружены турецкими органами безопасности 14-ого сентября в ночном клубе "Yildiz" ("Звезда") прежде, чем успели совершить покушение на Ататюрка в Долмабахче. В перестрелке были убиты двое армян-террористов и двое сотрудников полиции Турции. Согласно данным британского посла в Турции, этот заговор организовала Москва, весьма озабоченная по поводу установления контактов между Турцией и странами запада. В самом деле, турецкие власти получали в течение некоторого времени сведения из различных источников, что армяне готовят очередной теракт. Сообщение, полученное из Бейрута от 31 января 1920 г. заявило, что армянские революционеры открыли в городе приют, где в умы малолетним детям с младых ногтей внедрялись идеи мести против турок и возврата Восточной и Юго-восточной Анатолии в будущем. Период между 1923 и 1974 гг. был неким инкубационным периодом армянских террористических действий; и в течение этих лет применялись методы грязной пропаганды, чтобы взрастить армянскую молодежь с ненавистью к турецкому народу. Между тем, уже в 1920 гг. также были засвидетельствованы успешные и неудачные попытки политического террора. Поражает то, что, хотя армяне всегда стояли за терактами против турецких государственных деятелей, некоторые из Великих Держав подстрекали, их к террору, поощряли и поддержали эти действия.

Остановимся поподробнее на убийстве Талиат Паши, поскольку это было первым актом подобного рода. После занятия Стамбула войсками союзников, давление, британцами было оказано давление на Высшую Османскую Порту и подверглись аресту турецкие лидеры, занимавшие высокие ответственные посты между 1914 и 1918 гг. за совершение (помимо всего прочего) "армянской резни". Те из них, кто был пойман, были помещены под арест в области Бекирага и впоследствии сосланы на Мальту. Чиновники, занимавшие высокие посты в администрации и чьи имена стояли первыми в черных списках армянских террористических команд, могли быть осуждены заочно, потому что выехали за рубеж. Однако британцы не намеревались оставлять их в покое. Они получали сообщения от свих осведомителей, указывающие, что они выехали в Германию, и британский верховный комиссар оказал давление на Дамада Ферита и Высшую Османскую Порту, чтобы те потребовали возвращения в Турцию Талиата, Энвера Джемала, Сеид Халима, доктора Назима, Бахатдин Шакира и Симала Азми. В результате усилий, преследуемых лично сэром Эндрю Райаном, прежним переводчиком, и теперь членом британской разведслужбы, высокопоставленные чиновники Германии отвечали Турции, что будет радо стать полезным в выдаче этхих людей в том случае если будут приведены официально официальные бумаги, подтверждающие их вину; кроме того, факт пребывания этих людей на территории Германии находится под вопросом. Англия была крайне недовольна таким ответом, и устроила в прямом смысле слова охоту своими методами. Британские разведывательные службы наконец обнаружили Талиат Пашу в Стокгольме, он выехал туда на несколько дней. Сначала полагали, что он будет найден и схвачен в Берлине, куда он собирался возвратиться, однако затем сотрудники британской разведки передумали, опасаясь проблем с правительством Германии. Также планировали схватить его при помощи британских военно-морских сил в море на пути из Скандинавских стран водным путем. В конце было принято решение не трогать его пока он не возвратится в Берлин, распознать его планы относительно деятельности за границей, и устанавливать прямой контакт с ним перед вынесением заключительного вердикта.

За девять дней до убийства Талиат Паши, британский разведчик Обрев Герберт недолго побеседовал с ним в парке в небольшом немецком городке. Эта встреча подтверждала более ранние сведения о том, что Талиат Паша искал поддержки мусульманских стран чтобы помочь движению Мастафы Кемала, что он организовал за границей серьезное движение оппозиции против сил союзников, а также что он в скором времени намеревался найти убежище в Анкаре. Более того, Талиат Паша также пригрозил, что собирается поднимать пантюркистские и панисламистские движения против Англии, если она не подпишет мирный договор, благоприятный для Турции. Это смелое действие Талиат Паши сильно обеспокоило британцев. Их разведывательная служба установила контакт с его коллегой в Советском Союзе чтобы оценить ситуацию. Планы Талиата планы обеспокоили русских не менее чем британцев. Разведслужбы обеих стран начали сотрудничество и подписали ордер на физическое устранение Талиата. Информация о его физическом облике и местонахождении была отправлена агентам на территории Германии. Однако, было решено, что приговор приведут в действие армяне.

Талиат Паша был убит одиночным выстрелом 5 марта 1921 года, когда выходил из дома на Харденбергштрассе, (Берлин) армянским революционером из Эрзурума по имени Согомон Телирян. Семь недель спустя, факты были искажены в суде, и слушание дела было превращено в форум, на котором обвиняли всех турок относительно "армянского вопроса". В конце слушания дела турок объявили виновными путем предоставления ложных телеграмм, приписанных Талиату и дачи ложных показаний.
Из-за в корне неверного вердикта принятого на слушании, где турецкая сторона не была представлена, убийства, совершаемые армянами, которые продолжаются по сей день, не получают должной оценки по причине политической атмосферы, оправдывающей подобные преступления и позволяющей убийцам выходить сухими из воды.
Так, Саид Халим Паша был убит в Риме 6 декабря 1921 г., Баhатдин Шакир в Берлине 17 апреля 1922 г., и Джемал Паша в Тифлисе (Тбилиси) 21 июля 1922 г.; все убийства произошли при таких же обстоятельствах, что и убийство Талиата. Аналогичная серия убийств была совершена в отношении турецких дипломатов с 1973 года.

Когда вспыхнули теракты против граждан Турции, она оказалась не в состоянии немедленно понять значение, цели и характер этого явления и следовательно, не могла предпринять каких-либо шагов в течение нескольких лет. В конце концов, тот факт, что "армянский вопрос" может быть связан с межгосударственным терроризмом, приобрел поддержку на обсуждениях в последние годы. Таким образом следует, что Турция сталкивается с террористическими группировками армян, которые способны на любые разрушительные действия посредством односторонней пропаганды идентифицирующей армянство с враждой против турок, и чьи действия одобряются со стороны армян. Эти радикальные группировки также не являются сторонниками каких-либо политических идеологий. Именно по этой причине, задача объяснить характер "армянского вопроса" в истории ложится на плечи турецкой интеллигенции.

Существенным обстоятельством, подлежащим разъяснению принимая во внимание исторические факты, является то, что "армянский вопрос" никогда не подразумевал национальной борьбы за независимость, основанной на каких-то обещаниях в предоставлении независимости.
Как было показано, армянские события были не выражением национализма группы, или ее борьбой за самоопределение; они явили собой войну, управляемую сильными мира сего и нацеливались на развал Османской Империи изнутри. Иметь ясное представление о том, что и кто стоит за террористическими действиями армян, и в то же время не запутаться в теоретических рассуждениях было бы особенно полезно сегодня. Кроме того, необходимо допустить, что различные государства могут стоять за армянскими событиями, произошедшими в прошлом и имеющих место по сей день, и что эти государства продолжают поддерживать армянских террористов. Рассмотрение определенных исторических истин, как и теорий "психологической войны" прояснило, что государства действительно используют наряду с классическими доступными методами стратегии, являющиеся комбинацией пропаганды и разрушительных действий, с целью достижения корыстных целей во внешней политике. Геополитическая ситуация Турции и ее экономический потенциал всегда привлекал интерес многих государств, как дружественных, так и враждебных.

Кроме того, история полна примеров, когда государства, которые пытались решать свои внутренние проблемы, распространяя их на другие государства либо стараясь отвлечь внимание общества от проблем в собственной стране на то, что происходит границей. Независимо от причин, государства, желающие управлять внешней политикой Турции или полагающие, что выполнение каких либо политических шагов со стороны Анкары идут в разрез с внутренними интересами страны - будут всегда стараться поддерживать проблемы вроде "армянского вопроса", которые стали частью истории, с целью оставить турецкое руководство в трудной ситуации в мировой политике, а также использовать в своих интересах такие вопросы, чтобы получить то, чего они хотят от Турции. История демонстрировала, что ни один из этнических элементов никогда не эксплуатировался так запланировано, запрограммировано и сознательно, как армяне. Отсюда следует, что мы обязаны принимать во внимание внешнюю политику государств в отношении Турции и рассмотреть "армянский вопрос" с точки зрения межгосударственной политической системы, чтобы быть суметь извлечь надлежащий урок из прошлого. Пока это не будет сделано, нельзя будет объяснить, почему армянское дело давало о себе знать как в прошлом, так и сегодня.

Календарь армянского терроризма

26 июля 1982 года. Франция, Париж: Две женщины получили ранения в результате взрыва в парижском «Паб Сент-Жермен» . Ответственность взяла на себя «Организация Орли».


1

АРМЯНСКОГО АНАТОМИЯ ВОПРОСА

Если начинать исследование с самого раннего первого контакта, происшедшего между анатолийскими турками и армянами, становится ясно, что нет никаких оснований для претензий, что Сельджукские племена якобы захватили территорию независимого армянского государства. Исторические исследования показывают, что султан Арпарслан завоевал страну Ани в 1064. Однако, эта область уже была под властью Византии за девятнадцать лет до того, как Сельджуки вступили в Анатолию.


 


2011 © ARMTERROR.INFO


Real Time Analytics

Clicky